Вера и искушения. Проповедь о. Хосе М. Вегаса на 1 воскресенье Великого поста


Вера и искушения

Стоит поразмыслить над тем, что оба обрамляющих сегодняшнее Евангелие чтения – исповедания веры: во-первых, это исповедание веры Израиля во вмешательство Бога в историю ради устроения и спасения Своего народа, а во вторых, исповедание веры христианина в смерть и Воскресение Иисуса Христа.
Исповедуемая нами вера воплощается в таинстве Крещения. Именно в обстановке очистительного Крещения Иисус обретает для себя центральный опыт богообщения – осознание себя возлюбленным Сыном Отца, получившим помазание Духа. Однако, символы, выражающие нашу веру, наши убеждения и основополагающие идеалы – то, за что мы были бы готовы отдать всё – должны быть проверены самой жизнью, чинящей многочисленные трудности и препятствия нашим благим намереньям. Посему обряд очищения, коим и является крещение, требует действительного очищения, которое предполагает пройти испытание тем, что в сем обряде исповедуется. И вот, Иисус, будучи человеком, «по возвращении от Иордана», также подвергается искушению и испытанию. Теперь Он Сам должен ответить на Отчее избрание, Сам избрав Бога. Не кто иной как Дух, которого Он был исполнен, был тем, кто «повёл Его в пустыню». Дух Божий есть Дух Истины, неподдельности; он не водит по лёгким и исхоженным путям, избегая волшебным образом трудностей, а направляет, вдохновляя и ориентируя, но не нарушая свободы, так, чтобы мы могли с теми трудностями справиться. Те, что Христос испытывал в пустыне и на протяжение всей своей жизни, выражаются здесь в двух словах, в совершенстве сводящих воедино суть человеческого бытия: «взалкал». Алкание, то есть, голод – вот шифр всех человеческих лишений, состояния нужды, зависимости. Человек алчет, прежде всего, конечно же, телесного питания, но, кроме этого, и многого других: тепла и радушия, признания, поводов для самоуважения, уверенности и безопасности, смысла бытия… Голод во всех своих проявлениях делает нас уязвимыми к искушению: сама потребность взывает к удовлетворению, порою даже с навязчивостью, любой ценой, во что бы то ни стало.
Важно помнить, что искушение приходит не от Бога: «В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого» (Иак 1, 13). Главное условие искушения – наше состояние лишённости, соразделяемое и Христом. Однако, суть его состоит в злоумышленном подстрекательстве к удовлетворению оной лишённости ценою, которой не должно платить. Посему и является дьявол, персонаж волнующий, делающий, пользуясь отображённым в алкании положением хрупкости, такие предложения, которые, будучи в обычных условиях неприемлемы, могут покорёжить человеческую волю, когда та стеснена нуждой.
Испытанные Христом искушения – искушения основополагающие, которые тем или иным образом может испытать всякий человек. Взглянем вкратце:
«Да обратится камень хлебом». Важна начальная приписка: «Если Ты Сын Божий». То есть, воспользуйся властью ради собственного блага, получи выгоду: данная тебе власть –привилегия, у тебя есть желания и нужды (алкания) и у тебя есть власть, так что всё ясно. Власть… у всех на свете есть какая-либо власть, какая-либо сфера ответственности, полномочий. Не важно, много их или мало. У Христа была власть творить чудеса. У других есть власть решать, располагать, распределять; власть, несомая сведеньями или знаниями, или, просто-напросто, ключ… Искушение – обратить эту власть в привилегию, употреблять её не для пользы ближнего, а для пользования ближним, для извлечения выгоды и дохода, которые нам не положены. Весьма ясный пример – взятка, «откат»… Ещё один, весьма злободневный – политическая коррупция, столь сильно нас возмущающая. Однако, было бы неплохо, если бы каждый обратил взгляд на себя самого, если бы поразмыслил, что за камни он сам обращает во хлеба — в те, которыми человеку жить не должно.
Нам отнюдь не сказано, что-де не нужно нам прилагать усилия ради хлеба. Это не только правомочно, но и должно: «хлеб наш насущный дай нам на сей день», как нас учит молиться Иисус. Искушение состоит в том, чтобы хлебом стал «камень», чтобы извлечь барыш откуда не следует, злоупотребляя собственным положением. Такое искушение обнаруживает, прежде всего, нашу слабость, подверженность многим потребностям, ограниченность в их удовлетворении – именно они толкают нас к обращению камней во хлеба. Как одолеть искушение? «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих». Слово Божие укрепляет нас против искушений, ведь Оно открывает нас измерениям, находящимся превыше наших вещественных нужд: истине, праведности, щедрости, служению, смыслу бытия – помогая нам понять, что лишь обращая внимание на горнее возможно правомочно позаботиться о повседневном.
«Всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне». Второе искушение касается самых корней. Ибо и действительно, Иисус желал всего сего, всех царств земных, ведь желанно было ему (и было Его же миссией) распространить по всему свету царствование Божие. Ведь царства земные отчуждены ныне от царствования Божия и в немалой мере (не целиком, быть может, ведь дьявол лжёт и преувеличивает) под властью зла. «То, что ты хочешь – моё, я тебе его отдам». Вот так просто. Ценою будет преклониться пред злом, пред дьяволом, признать его владычество. Путь скорый и для успеха сподручный – успеха славной миссии. Однако, тотчас же разумеем подвох и противоречие. Как распространять Царствие Божие, поклоняясь дьяволу? Невозможно служить двум господам… И всё же, не всегда видится сие столь ясно: есть искушение достичь благих целей дурными средствами, распространить Царствие Божие посредством насилия, воспользоваться ложью, несправедливостью… Есть искушение быть эффективным невзирая на плату, говорить себе, что, мол, сие неизбежно, что все на свете так поступают, что если не уступишь, ты не от мира сего, что нельзя быть наивным… Сами апостолы порядком ощутили это искушение: заставлять огонь сойти с неба (ср. Лк 9, 54), хвататься за меч (ср. Лк 22, 38), бороться за «первенство» (ср. Лк 9, 46), избирать лучшие места подле Учителя (ср. Мк 10, 37). Также и Церковь ощущает её в разнообразных проявлениях, как иначе и быть не может, поскольку даже Сам Иисус её ощущал. Ответ же Христа ясен: «Написано: Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи». Благо можно продвигать лишь благими средствами, здесь не может быть компромиссов. Во многих случаях это означает уметь проигрывать, отказываться от немедленных плодов. Не пасть ниц пред злом, пред дьяволом и властями этого мира (насилием, ложью, несправедливостью) и лишь Богу поклоняться значит не гнуть спины, быть свободным, а также избрать тесный и крутой путь, предпочтённый Иисусом – ведущий в Иерусалим, на крах человека в крестной смерти.
«Ангелам Своим заповедает о Тебе сохранить Тебя». Последнее искушение поднимает ставки и обращается к Богу. Если не хочешь склониться пред лукавым, ладно, но, по крайней мере, прибегни к Богу, ведь уж это-то, думается, вполне можно сделать, вполне согласуется с чистотой религии. Однако, это искушение – тончайшее! – не менее злокозненно, ведь речь идёт не о подчинении Богу, а о попытке Им манипулировать, использовать Его для собственной выгоды: богообщение как зрелище, как магия, зовущая к вере лишь для того, «чтобы всё у тебя шло хорошо и чтобы процветала торговля»; это рыночные отношения с Богом. Кажется, такое искушение особенно сильно для подобных Христу: не пользоваться властью для собственной пользы (первое искушение), не склоняться перед злом (второе), но употреблять власть для убеждения: творить чудеса (восхитительные, дивные знамения!), чтобы вызвать веру, вместо того, чтобы просить о вере во осуществление знаков спасения. Разумеется, Иисус не поддаётся и этому искушению: чудо как магия и зрелище вызывает лишь легковерность, не затрагивающую глубочайшие фибры человеческого естества. Может быть, вызовет восторг или мимолётное воодушевление, но не преобразит изнутри, а потому не сподвигнет на неотступность на пути блага. Иисус же, напротив, призывает к вере, которая есть доверие и открытость для спасения любовью.
Резкий ответ Христа полон смысла: «Не искушай Господа». Как может дьявол дерзать искушать Самого Бога? Потому, что Бог принял человеческую слабость. А значит, и над Ним должен исполниться закон, ежедневно столькими людьми повторяемый, а дьяволом (разделителем) подписанный, гласящий: «Всё на свете имеет цену»; все на свете в конце концов продаются, поддаются искушению. То есть, на самом деле не существует блага, истины, справедливости и чести: кажась идеалами и ценностями, это лишь частные интересы, самолюбивые наклонности, принаряженные козни. Если всякому человеку есть цена, у Христа, человека настоящего, она тоже должна быть, а потому и Он ощущает дьявольские подначивания извлечь выгоду, искать компромисс.
Вслед за словами Христа («не искушай Господа») вновь звучат сии: «Внемли Ему». Ведь искушать человека Иисуса это искушать Самого Бога. Однако, несмотря на это, не теряет значимости победа Иисуса над искусителем. Он побеждает его как человек, поскольку искушаем как человек, являя, что неправда то, что всякому человеку есть цена, что невозможно быть праведным, что все идеалы суть ложь. Искушение подвергает нас проверке, это правда: в ней мы можем почувствовать нашу немощь. Но можем и преодолеть её: внемля Слову, склоняясь лишь пред Богом, принимая Духа сыновства, делающего нас во Христе чадами Отца небесного.
Теперь нам понятнее, почему обрамлением этого эпизода с искушениями Христовыми (и нашими) служат эти два исповедания веры. Вера исповедуемая, выражаемая в Крещении, питаемая слушанием Слова и поклонением Единому Богу, споспешествует нам в том, чтобы не пасть жертвами коварства зла, избрать блага лучшие, нежели всякое вещественное богатство, жить в свободе не склоняться пред злом, отречься от попыток манипулировать Богом.
Искушения Христовы, испытанные Им не только в пустыне, но и во всём Его служении (отсюда загадочные слова сегодняшнего Евангелия: «дьявол отошёл от Него до времени»), это искушения, по-разному испытываемые каждым из нас в силу нашей человеческой природы. Потому должно нам смотреть на них с благоразумием, а также с надеждой и доверием: Христос одолел их, мы же «через Христа, со Христом и во Христе» тоже можем их превозмочь. Во Христе, в слове его, мы становимся крепче, подчиняясь лишь Духу Истины, любви и свободы, чтобы служить, чтобы бескомпромиссно себя даровать, чтобы, поверив, довериться.
Искушение – не грех, а перекрёсток, где мы можем избрать Бога.
О. Хосе Мария Вегас, C.M.F.
Перевод: с. Денис Малов, C.M.F.